<img height="1" width="1" style="display:none" src="https://www.facebook.com/tr?id=239215506642626&ev=PageView&noscript=1" />
En Cn

Новое при исключении из ЕГРЮЛ

30 августа 2017

Государство в очередной раз пытается «закрутить гайки» в отношении «недобросовестных» участников гражданского оборота, указавших при государственной регистрации недействительную информацию либо своевременно не изменивших ее.

В этих целях с 01 сентября 2017 года вводится в действие «механизм» исключения юридического лица из ЕГРЮЛ при наличии записи о недостоверности сведений о нем. Государство в очередной раз пытается «закрутить гайки» в отношении «недобросовестных» участников гражданского оборота, указавших при государственной регистрации недействительную информацию либо своевременно не изменивших ее.

В этих целях с 01 сентября 2017 года вводится в действие «механизм» исключения юридического лица из ЕГРЮЛ при наличии записи о недостоверности сведений о нем.  Разберемся детально с правовыми проблемами воплощения нововведения в жизнь.

Предусматривается, что налоговая инспекция вправе принять решение о предстоящем удалении компании из ЕГРЮЛ при наличии одновременно следующих условий: а) в нем имеется «галочка» о «пороке данных» об организации; б) временной интервал нахождения такой записи в ЕГРЮЛ составляет свыше 6 месяцев.

На первый взгляд все кажется ясным и понятным, не имеющим каких-либо подвохов. Однако, по нашему мнению, законодатель не учел отдельных моментов. Скажем, возможность включения в ЕГРЮЛ отметки о сомнительном характере информации о юридическом лице существовала и до внесения изменений Федеральным законом от 28.12.2016 года № 488 – ФЗ.

Последним фактически введена только лишь «конструкция» выбытия организации из ЕГРЮЛ при наличии подобной отметки. По общему правилу, закрепленному в  ст. 4 ГК РФ, нормы закона не имеют обратной силы и не могут применяться к отношениям, возникшим до введения его в действие, если иное прямо не установлено этим актом.

Рассматриваемый закон не содержит оговорок о допустимости распространения его положений на ранее сложившиеся отношения. Помимо этого, он направлен в сторону утяжеления положения недобросовестных организаций.

Поэтому представляется логичным вывод о том, что в зоне риска «принудительного» прекращения деятельности точно находятся те компании, запись о недостоверности сведений которых будет внесена в ЕГРЮЛ после 01.09.2017 года, и с даты ее появления истечет более полугода.

Организации же, получившие метку о несоответствии данных действительности до сентября этого года, фактически находятся в подвисшем состоянии. Вряд ли законодатель желал уберечь их от «принудительного окончания» деятельности.

Разумным было бы уравнять и тех, и других, предоставив последним шестимесячный срок, исчисляемый не с даты проставления «галочки» в ЕГРЮЛ о неправильной информации о фирме, а с момента вступления в силу соответствующих норм вышеназванного закона.

Какой путь изберет судебная практика, покажет время. Однако, однозначно стоит ожидать, что налоговые органы не будут учитывать такие нюансы, и в первую очередь приступят к реализации указанного порядка в отношении «примелькавшихся» компаний.

В каких же случаях в ЕГРЮЛ включаются записи о «пороке сведений» о юридическом лице, и кто может инициировать совершение такого рода действия? Законодательство называет закрытый перечень подобных ситуаций. Так, пометка добавляется в случае обращения физического лица, содержащего сообщение о неверности упомянутых о нем в реестре данных. Наряду с этим, запись может появиться в результате проведенной по собственной инициативе налоговым органом проверки представленной информации о компании на ее соответствие действительности (например, в случае получения ИФНС документов для внесения в ЕГРЮЛ сведений об адресе юридического лица, по которому произведена регистрация пяти и более фирм).

Кроме того, отметка может возникнуть вследствие принятия регистрирующим органом письменных контрдоводов заинтересованных лиц касательно грядущей государственной регистрации изменений устава организации или внесения информации в реестр.

Что же ожидает компанию, обозначенную в акте ИФНС о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ? Есть ли у нее шансы на «выживание»? Ответы на поставленные вопросы находятся в непосредственной взаимосвязи с избранным законодателем способом доведения до широкой общественности сообщения о назревающем «избавлении от непорядочной организации».

В качестве единственного источника опубликования таких сведений называется журнал «Вестник государственной регистрации». Одновременно уточняется, что уведомление должно содержать «краткое руководство» к действию по направлению мотивированных заявлений исключаемого юридического лица, его кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы могут пострадать в результате реализации этой процедуры.

Как нам кажется, такой способ извещения имеет большой минус. В повседневной жизни лишь небольшой процент участников гражданского оборота с определенной периодичностью отслеживает размещенную в вышеназванном издании информацию.

Поэтому сама «недобросовестная» компания и остальные лица слишком поздно могут узнать о предстоящем или уже завершенном процессе исключения компании из ЕГРЮЛ и не смогут своевременно принять меры по своей защите.

Суды в схожих спорах, касающихся пропуска сроков для предоставления мотивированных возражений против исключения недействующего юридического лица, не поддерживают позицию «потерпевшей стороны» (Определение ВС РФ от 13.06.2017 года № 310 – КГ 17 – 5981 по делу № А08-4492/2016).Наиболее оптимальным представляется вариант «размещения» подобных сведений в ЕГРЮЛ в отдельном разделе, как например, при ликвидации. Как указано выше, закон предоставляет право, самой компании, ее кредиторам или иным лицам, чьи права (интересы) могут быть затронуты вследствие прекращения ее деятельности, направлять мотивированные заявления.

При наличии таких документов, решение об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается. Соответственно, организации, желающей избежать удаления о ней записи из реестра, достаточно либо самостоятельно подготовить обоснованное возражение, либо для создания «массовой атаки» — «найти» кредиторов или иных заинтересованных лиц, которым не безразлична ее дальнейшая судьба. Не исключено, что такими могут быть работники или бывшие сотрудники компании.

Таким образом, вводимый законный механизм избавления от «недостойных» компаний имеет определенные «проколы», знание которых может существенным образом затруднить его реализацию, как говорится: «Предупрежден, значит вооружен».